У нас пока «хромает» исполнение



 
  Расм манбаси : 

С каждым годом законодательная база нашей страны совершенствуется. Эта положительная тенденция, так как меняется социально-экономическая картина страны, появляются новые виды взаимоотношений. Но иногда внесенные изменения и дополнения полностью не имплементируются, создавая неурегулированное на законодательном уровне правовое поле. И мне кажется, что от этого больше всего страдают адвокаты.

Приведем пару примеров. Согласно п. 3 подпункта «в» постановления Президента Республики Узбекистан «О мерах по дальнейшему упрощению процедуры банкротства и коренному совершенствованию деятельности судебных управляющих», установлено, что с 1 мая 2019 года деятельность судебных управляющих также может осуществляться адвокатами, имеющими лицензии по специализациям «гражданское и экономическое судопроизводство» и получившими аттестат судебного управляющего, где в п. 11 Агентство по управлению государственными активами совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами в двухмесячный срок должны были внести в Кабинет Министров Республики Узбекистан предложения об изменениях и дополнениях в законодательство, вытекающих из постановления.

В связи с этим, 13 апреля 2022 года вступил в силу Закон Республики Узбекистан «О неплатежеспособности», где рассматривается такое понятие, как «судебный управляющий», т.е. человек, занимающийся банкротством. В статье 22 данного Закона установлено, что судебным управляющим также может быть адвокат, имеющий высшее образование, стаж работы не менее двух лет, а также прошедший аттестацию в уполномоченном государственном органе, с лицензией по специализации ведения гражданских и экономических судебных дел. Но, в Законе «Об адвокатуре», где рассматривается разрешенная деятельность адвокатов, кроме адвокатской деятельности, это не предусматривается. Как правило, при внесении изменений и дополнений в определенный нормативно-правовой акт это необходимо имплементировать во все вытекающие из этого нормы. В этой связи считаю целесообразным внести соответствующее изменение в статью 3 Закона «Об адвокатуре», где говорится:

«Адвокат не вправе заниматься другими видами оплачиваемой деятельности, кроме:

научной и педагогической деятельности;

деятельности в Палате адвокатов Республики Узбекистан (далее — Палата адвокатов) и ее территориальных управлениях;

деятельности в качестве патентного поверенного и медиатора;

деятельности в качестве работника юридической службы государственных органов, органов хозяйственного управления, государственных предприятий, учреждений и организаций на договорно-правовой основе;

деятельности в качестве судебного управляющего;

деятельности в качестве судьи в третейских судах и международных коммерческих арбитражах (судах)».

Теперь хотелось бы остановиться на вопросе исполнения судебных актов. Как известно, после вынесения решения гражданского или экономического суда выдается исполнительный лист. В экономических судах данный документ чаше всего дают на руки, и вы можете отвезти его в БПИ. В гражданских же делах суды обычно сами направляют этот лист в электронном виде в органы БПИ. Получается, что в нормах Экономического процессуального кодекса и Гражданского процессуального кодекса предусматривается направление листа самим судом напрямую в органы исполнения. Однако, в Законе «Об исполнении судебных актов и актов иных органов» есть статья 82, озаглавленная как «Обеспечение исполнения отдельной категории исполнительных документов до представления их органам Бюро принудительного исполнения», внесенная Законом Республики Узбекистан от 14 января 2009 года № ЗРУ-199.

Что это значит?

Отныне по некоторым исполнительным листам (например, о восстановлении на работе, о взыскании заработной платы, задолженности с юридических лиц, имеющих расчетной счет, возложении обязанности в отношении юридического лица или физического лица и т.д.) взыскатель до представления органам БПИ должен сначала обратиться в соответствующее учреждение сам (например, в место его увольнения и т.д.). Следовательно, если он принесет этот документ в орган БПИ, это будет основанием для возвращения. Если же руководитель этого учреждения не выполняет требование суда в определенный период, то он будет привлечен к административной ответственности (кстати, это новая статья) и будет вынесено решение о принудительном исполнении. Как видите,  порядок изменился.

Что же касается юридических лиц. Например, одна компания выявила у другой энную сумму задолженности. Решение вступило в законную силу и суд отправил им исполнительный лист по юридическому адресу. Взыскатель берет свой исполнительный лист, но напрямую к должнику он тоже обратиться не может. В этом случае он прежде всего обязан обратиться в обслуживающий должника банк. Банк же при наличии необходимой суммы (или хотя бы частично) обязан снять деньги и перечислить взыскателю. Если же средств на счету должника нет либо взыскание будет осуществлено частично, банком взыскателю выдается соответствующий документ. После этого взыскатель вправе отвезти этот документ государственному исполнителю. Ну тогда каким образом, суды могут направить исполнительный лист напрямую в БПИ? В Закон «Об исполнении судебных актов и актов иных органов» эти статьи внесли, а в Экономический процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс об административном судопроизводстве эти изменения не внесены.

Так, недавно у меня был такой случай. Я обратился в банк для взыскания средств с юридического лица. В банке мне заявляют: «Мы не можем исполнить это решение, так как мы не орган исполнения». Я долго спорил, но сотрудник банка никак не хотел выполнить требование исполнительного листа. Тогда я попросил его написать отказ, что предусматривало бы выплату со стороны банка 50 процентов штрафа, с суммы указанного в исполнительном листе. Тогда он выписал соответствующий документ об отсутствии на счету должника средств, на основе которого я обратился в органы БПИ. И самое печальное, что этот так называемый «юрист» банка кажется действительно не знал законодательство сферы, даже при том, что я открыл данную статью и показал, но ему было трудно понять суть данной нормы. Но кто-то же должен их учить? Как он может помогать народу, не зная элементарных норм?

В этой связи хочется остановиться на еще одном моменте. Когда вы в орган БПИ приносите исполнительный лист, они начинают искать этот документ по номеру дела на сайте Верховного суда «Интерактивные услуги», и если его не находят, то отказываются его принять. Непубликация судебных решений – это не вина адвоката. Кроме того, в законе не говорится, что если на сайте sud.uz судебный акт не опубликован, то это является основанием для возвращения вашего документа или для его отказа. Всем известно, что судебные акты должны исполняться беспрекословно.

И все же самой большой проблемой я считаю невыполнение адвокатских запросов в срок. Все органы чаше упираются на часть вторую статьи 71 Закона «Об адвокатуре», где устанавливается, что информация (документы), а также их копии представляются не позднее пятнадцати дней с даты получения запроса адвоката. При этом никто не хочет считаться с указанными ниже пунктами о том, что в случае предоставления адвокатом документа, свидетельствующего о начале дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства по делу, указанная в запросе информация (документы) должны быть представлены не позднее трех рабочих дней. Также нам представляется, что их не пугает и предусмотренный за это штраф в размере 3 «минималок».

Многие государственные органы, организации и учреждения считают, что должны руководствоваться нормами Закона «Об обращениях юридических и физических лиц», где предусматривается пятнадцатидневный срок для дачи ответа на адвокатский запрос. Однако, это не так! Кроме того, к административной ответственности лица привлекаются без составления соответствующего протокола. Поскольку для обращения в уголовный суд по причине не представления вам ответа на запрос вы должны точно указать имя, фамилию и должность сотрудника. Но на практике узнать это не представляется возможным. Следовательно, целесообразно прописать норму о том, что адвокат не обязан предоставлять сведения о правонарушителе. Суд должен это устанавливать сам, тем более, что адвокат не должное лицо, чтобы составлять протокол. Все это говорит о том, что у нас пока «хромает» исполнение. Иногда это доходит до абсурда. Приведу такой пример из практики. Как вы знаете, адвокат вправе получать копии результатов различных экспертиз. Однако на деле не все так гладко. Допустим, я защищаю интересы определенного лица и обращаюсь в учреждения, проводившие судебно-медицинскую экспертизу. Если мой ордер не получен именно на имя лица, в отношении которого была проведена судебная экспертиза, мне отказывают в выдаче информации и заключения. Но ведь я, защищая подсудимого, могу запросить сведения и в отношении потерпевшего. К сожалению, у нас в законах не учитывается логика суждений и таких примеров много привести множество.

Хочется надеется, что подобные пробелы будут устранены уже в ближайшем будущем, и адвокаты смогут беспрепятственно вести свою профессиональную деятельность во всех сферах общественной жизни.

Амир Умурзаков,

адвокат коллегии адвокатов «Yakkasaroy advokatlar hay`ati» города Ташкента.

2023-02-22 16:54:41  |  642 |   0  | 
  • Teglar orqali izlash:

0 изоҳлар



Изоҳ қолдириш







Кириш Регистрация
Парольни унутдингизми?
Кириш Регистрация
Кириш Регистрация
Регистрация